КИНГИСЕППСКИЙ
МУНИЦИПАЛЬНЫЙ РАЙОН
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
АДМИНИСТРАЦИИ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

⇩ Поиск по сайту ⇩

Меню

Внимание! При просмотре документов онлайн доступно скачивание оригинального документа. save 8c31a
Для прочтения прикрепленных файлов (*.pdf) используется бесплатная программа Foxit reader (~38МБ)
Для извлечения прикрепленных файлов из архива (*.rar, *.zip) используется бесплатная программа 7-zip (~1.5 МБ)
Для просмотра прикрепленных файлов (*.doc, *.xls, *.ppt, *.docx, *.xlsx, *.pptx) используется бесплатная программа OpenOffice (~131 МБ)

Что нового

Рассказ от первого лица — незапланированная роскошь. Петру Евгеньевичу 91 год. С годами он ослеп, плохо разговаривает, и события 70-летней давности вспоминаются с трудом. Поэтому говорили мы о сравнительно небольшом, но значимом отрезке в долгом боевом пути ветерана. Петр Коваленко поделился своим рассказом о событиях Берлинской наступательной операции, участником которой он был.

MTS.Still004

Первые удары по противнику Коваленко нанес в Варшаве. Его 65-й отдельный танковый Брестский Краснознаменный полк под командованием маршала К.К. Рокоссовского участвовал в освобождении польского города. Потом — наступление на германскую столицу. Бои за Берлин были основным участком военных действий в 1945 году. Разгромить врага в центре нацистской идеологии — значило освободить мир от фашизма.

В апреле советские войска штурмовали Зееловские высоты. Это сражение стало одним из самых масштабных за всю историю войны. Советская армия тогда нанесла сокрушающий удар по группировке вермахта, прикрывавшей Берлин с востока.

Петр впервые увидел Берлин 30 апреля 1945 года... в прицеле танковой пушки. Он был одним из пяти членов экипажа советского Т-34. Командовал орудием — 75-миллиметровой пушкой. Командир — украинец, Пётр — на одну половину русский, на другую — белорус... Отличий не замечали, считали себя людьми советскими. Впереди у них была цель — разбить главный центр нацизма. Солдаты шли в бой, не страшась смерти.

- Никакого страха не было, - подтверждает Петр Евгеньевич. - Сопротивление в городе было ужасное. Пехота не могла двигаться по улицам, перебегали по домам. Танкам и артиллерии негде было проехать. Мы шли все вместе, своим полком. Не дай бог, оторвался танком от пехоты, тогда всё, погиб.

Восемнадцатилетний Петр Коваленко был выбран лично командиром полка для ответственной работы на главном направлении.

- Я понял, что работа эта очень опасная, когда командир обратился ко мне по имени-отчеству. «Петр Евгеньевич, - назвал он меня, - тебе поставим самую главную задачу — разбить укрепления перед Рейхстагом».

Рейхстаг был главной целью советского наступления. Здание парламента защищали около пяти тысяч человек: разрозненные подразделения СС, остатки охранного полка и учебный батальон дивизии «Адольф Гитлер», морская пехота, подразделения фолькштурма, три дивизиона боевой артиллерии и зенитный дивизион. К югу от Рейхстага в резерве находилось двадцать боевых групп по тридцать-тридцать пять человек. Оборона опиралась на минированные участки, противотанковые заграждения и железобетонные доты. Через Кёнигплац, в ста двадцати метрах от Рейхстага, проходил глубокий ров, наполненный водой. Перед фасадом здания для стрельбы прямой наводкой стояли орудия, в том числе и зенитные. Еще пять артиллерийских батарей вели огонь с закрытых позиций. Кроме того, их могли поддержать штурмовые орудия и танки. На оборону Цитадели фашисты поставили последние разработки своих инженеров. Танки «Пантера» и «Королевские тигры».

- Появился хваленый немецкий танк. Непревзойденный. Командир предупредил: «Танк этот - единственный в Германии. Он будет участвовать там, где будешь ты». Как только танк появился, сразу взял его «на мушку». С первого раза стукнул, но он оказался непроницаемым. Я старался стукнуть его по колесам, что и сделал. И он стрелял в нас, и мы в него. Было ли мне страшно? Никакого страха, только радость!

«Я стрелял изумительно!», - без лишней скромности заявляет Петр Коваленко. Говорит так недаром. Он учился у лучших. Перед тем, как попасть на войну, закончил снайперскую школу в г. Ялуторовск Тюменской области. Забрали на фронт. Попал в эшелон. Случилось так, что красноармеец Коваленко заболел желтухой, его отправили в госпиталь. Пролежал на койке месяц, пошел на поправку, перевели в пересыльный пункт.

- Было нас там человек тридцать. И тут приехал товарищ из Саратова нас смотреть. Он попросил всех построить. Встали по струнке. Он спрашивает: «Кто из вас тракторист?». А я с пятнадцати лет работал на тракторе. Ну и вышел из строя. «Ну, поедешь со мной, в Саратов, учиться на танкиста», - сказал он мне. Так меня в танкисты записали. По всем правилам, проучился шесть месяцев, стрелял отлично. И получил танк.    

Путь к Рейхстагу Коваленко пытался открыть поскорее: пушку не щадил, себя тоже.

- Палили напропалую! Так, что угорали в танке, не успевали откачивать газ. Ребята падали в обморок. Я держался, а заряжающий дважды падал, водой отливался. В первую очередь мы убрали заграждение. Где расстреляли, где танком распихали. Я выполнил боевое задание командира: разбил два дота и один дзот, в которых сидели немцы. Пошла пехота.

Рейхстаг осадили штурмом в этот же день - части 150-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора В.М. Шатилова и 171-й стрелковой дивизии под командованием полковника А.И. Негоды. Фашисты отчаянно сопротивлялись, дрались за каждое помещение. Но уже поздним вечером советские солдаты закрепили на крыше Красное знамя — символ Победы.

- Я был на первом этаже Рейхстага. Зашел, да и сразу вышел. Там стреляли, страшно, ведь убить могут. Спускался в метро. Там прятались женщины, дети, старики, раненые... Им запрещали  выходить. Я зашел, ко мне немецкий пацан, лет восьми, привязался. На него страшно было смотреть… Он одно твердил мне: «Гитлер капут!»

Бои еще шли. Но исход их был ясен каждому. Первые колонны фашистов стали покидать осажденный город уже 1 мая.

- Наш танк случайно ночью налетел на пень, - вспоминает Коваленко. -  Мы застряли. Пока пытались выкарабкаться, слышали, как они проходили мимо нас. Разговоры были - и на немецком, и на черт знает каком. Уходили они в лес. А первого мая начали сдаваться. Шли с оружием, его сбрасывали возле Рейхстага. Большая куча была.

В ночь на 9 мая был подписан Акт о капитуляции вооруженных сил фашистской Германии. Петр Коваленко был свидетелем общего ликования в Берлине. Счастливые возгласы и слезы радости тех, кто выжил и дошел до победного дня. Плакали и по погибшим, их было без счету...

Из поверженного Берлина Петра Евгеньевича перевели в город Галле. Отслужив в Германии, вернулся только в 1950 году. Военная форма, как и сегодня, была увешана наградами. Коваленко награжден орденами Суворова, Кутузова, Отечественной войны 1 и 2 степени, медалью «За взятие Берлина». Дома, в Сибири, Петра со слезами встретила мать, три брата и четыре сестры. Младшей было пять лет. Она родилась в день Победы — 9 мая 1945 года.

За свою жизнь Петр Коваленко перенес немало событий. Последнее время он живет в Кингисеппе, в микрорайоне Южный. Ухаживают за ветераном внуки, Вадим и Алексей. Только в старости он начал терять зрение, трудно стало разговаривать.  Впрочем, на здоровье ветеран не жалуется. И считает себя очень счастливым человеком: «Конечно же, я счастливый. В такой катавасии остаться живым...».

Юлия Авджян

RSS