КИНГИСЕППСКИЙ
МУНИЦИПАЛЬНЫЙ РАЙОН
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
АДМИНИСТРАЦИИ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

⇩ Поиск по сайту ⇩

Меню

Внимание! При просмотре документов онлайн доступно скачивание оригинального документа. save 8c31a
Для прочтения прикрепленных файлов (*.pdf) используется бесплатная программа Foxit reader (~38МБ)
Для извлечения прикрепленных файлов из архива (*.rar, *.zip) используется бесплатная программа 7-zip (~1.5 МБ)
Для просмотра прикрепленных файлов (*.doc, *.xls, *.ppt, *.docx, *.xlsx, *.pptx) используется бесплатная программа OpenOffice (~131 МБ)

Что нового

Уходящий 2017-й, столь щедрый на годовщины, подарил нам еще две юбилейные даты. В этом году 335 лет исполнилось с начала правления Петра Первого и 255 лет – со дня восшествия на престол Екатерины Второй.

Видимо, не случайно в календаре исторических дат эти имена стоят рядом. Оба оставили в российской истории значительный след, «отметившись» в самых разных сферах – от глубоких внутренних реформ до смелой внешней политики. Петр мощно начинал русский XVIII век, Екатерина этот век блестяще завершила. Петр создал Российскую империю, Екатерина укрепила новую супердержаву и расширила ее пределы, сделав Россию ведущим игроком на международной арене. И когда мы слышим словосочетания «Век Петра» и «Век Екатерины», нам не нужно уточнять, какой именно из трех русских царей по имени Петр и какая из двух императриц-Екатерин имеются в виду. «Екатерининская», «петровская» Россия – Россия великих свершений и блистательных побед.

УСКОРИТЕЛЬ ВРЕМЕНИ

Петр Первый – человек-эпоха. Россия до Петра и Россия после – как будто две разные страны. Но в том-то и дело, что страна была и есть одна, просто потенциал ее развития настолько велик, насколько многообразна может быть Россия, что петровские реформы стали для нее не столько ломкой старого и внедрением нового, сколько обновлением, системной перезагрузкой, выявлением скрытого потенциала.

Не правы те, кто рисует Петра завзятым западником, фанатично приверженным Европе и отрицавшим все национальное, исконно русское. Это далеко не так. Обладатель порывистой, противоречивой натуры, Петр был русским до мозга костей, и хоть и заставлял подданных стричь бороды, танцевать, пить кофе и носить европейское платье, но национальные традиции чтил – например, на Пасху любил христосоваться со всеми встречными-поперечными. Просто он был прагматиком, понимавшим, что патриархальный дух старины хорош до тех пор, пока не вступает в противоречие с задачами и вызовами времени.

А вызовы были серьезные. Без модернизации Россия рисковала упустить исторический шанс, превратиться в задворки цивилизации, стать страной-лузером. Для рывка вперед России были нужны передовые технологии. Требовалось изменить темп жизни, придать ускорение всему и всем. Сам Петр жил чрезвычайно быстро – внешне это проявлялось в его стремительной походке, огромных шагах больших, обутых в ботфорты ног. Мыслил Петр соответствующе. В беседе с немецким философом и ученым Готфридом Лейбницем Петр сокрушался, что изменения в России «не столь быстро идут, как его мысль». Обосновывая политику крутых перемен, он сказал: «Для народа, столь твердого и непреклонного, как российский, одни крутые перемены действительны».

Для начала Петр изменил… время. Он упразднил старое летосчисление. Указами 1699 года было установлено иное празднование новолетия: отсчет нового года был перенесен с 1 сентября на 1 января, а вместо летосчисления «от Сотворения мира» ввели счисление лет «от Рождества Христова». 1 января 1700 года в Москве состоялись пышные торжества, посвященные празднованию нового календаря. Система исчисления суточного времени тоже изменилась. Теперь на циферблатах часов было не 17 делений, а 12.

Влияние петровских преобразований изменило почти все стороны жизни российского общества. Даже русский язык перестал быть прежним, вобрав в себя массу иностранных слов и речевых клише. Изменилось само название страны. Петр был последним «царем всея Руси»: в 1721 году Россия была объявлена империей, а монарх стал именоваться императором.

Главным внешнеполитическим делом Петра стала победа в затяжной Северной войне против весьма сильной в то время Швеции, господствовавшей на Балтике. В результате Россия получила выход к Балтийскому морю и вернула себе захваченные шведами столетием раньше обширные территории на северо-западе. Именно здесь появится новая столица обновленной страны – Санкт-Петербург.

Петровские реформы едва ли могли бы состояться без колоссального напряжения всего народа. Лес рубят – щепки летят, обойтись без финансовых и человеческих потерь при строительстве новой империи было невозможно. Желая народу блага, царь народ не жалел. Но и себя Петр никогда не щадил. Он постоянно подчеркивал, что служит только России, и требовал такого же служения ото всех – и от простолюдинов, и от представителей высших сословий.

Современники высоко оценили деяния Петра. Вот как отозвался о нем французский «Король-солнце» Людовик XIV: «Этот государь обнаруживает свои стремления заботами о подготовке к военному делу и о дисциплине своих войск, об обучении и просвещении своего народа, о привлечении иностранных офицеров и всякого рода способных людей. Этот образ действий и увеличение могущества, которое является самым большим в Европе, делают его грозным для его соседей и возбуждают очень основательную зависть».

Одна из главных заслуг Петра состоит в том, что он заставил русских дворян учиться. Этим он заложил основы будущего расцвета русской культуры. Замечательно скажет об этом русский политический мыслитель Александр Герцен: на вызов, брошенный Петром, Россия ответила 100 лет спустя «громадным явлением Пушкина».

Гений русского слова не мог не окликнуть гения российской монархии в своих стихах. Пушкин был особенно благодарен Петру за Петербург. Без этого петровского творения само явление Пушкина было бы просто непредставимо. В своем «Медном всаднике» поэт вкладывает в уста императора-демиурга слова о грядущем городе, ставшем грандиозным памятником великому человеку:

Природой здесь нам суждено

В Европу прорубить окно,

Ногою твердой стать при море.

Сюда по новым им волнам

Все флаги в гости будут к нам,

И запируем на просторе.

«НИ ОДНА ПУШКА В ЕВРОПЕ НЕ СМЕЛА ВЫСТРЕЛИТЬ БЕЗ ПОЗВОЛЕНИЯ РОССИИ»

На гранитном пьедестале Медного всадника в Петербурге написано: «PETRO PRIMO CATHARINA SECUNDA», что означает: «Петру Первому Екатерина Вторая». Тут – не только учтена порядковая нумерация царей, но и подчеркнуто, что для Екатерины Петр – первый во всех смыслах. Екатерина высоко ценила гений Петра и мечтала быть достойной продолжательницей его великих дел. Умная и талантливая немка, захотевшая стать русской царицей не только по титулу, но прежде всего по языку, вере и духу, добилась поставленной цели: из российских цариц она стала величайшей.

Дочь мелкого германского князя Ангальт-Цербстского, Екатерина приехала в Россию в качестве будущей жены Петра III. Она довольно сильно отличалась от своего инфантильного супруга, яростного германофила, который, едва сев на трон, распорядился аннулировать оплаченные кровью русского солдата победы царской армии в Семилетней войне. Русским пришлось уйти из Берлина, отказаться от побед и заключить с Пруссией крайне невыгодный мир – слишком уж симпатизировал прусскому королю Фридриху II молодой царь. Россия была ему чужой. За годы, проведённые в Петербурге, немец до кончиков ногтей, Пётр не стремился лучше узнать страну, её народ и историю, он пренебрегал русскими обычаями, вёл себя неподобающим образом во время церковной службы, не соблюдал посты и другие обряды. Его молодая горячая жена была другой: она собиралась стать великой правительницей великой страны, став для этой страны своей, и это ей удалось. Придя к власти в результате дворцового переворота, свергнув с престола своего непопулярного мужа, вчерашняя немецкая принцесса довольно скоро приобрела неформальный титул «матушка Екатерина». И это не было простой придворной лестью.

Внешняя политика екатерининской России была как никогда успешной, именно при Екатерине прославили свои имена верные солдаты Империи Румянцев, Суворов и Ушаков. Никогда еще за всю историю Россия не достигала такого могущества и воздействия на международные отношения. Граф Александр. Безбородко говорил, что ни одна пушка в Европе не смела выстрелить без позволения России. Границы Российской империи были значительно раздвинуты на запад (за счет польских территорий) и на юг (благодаря присоединению Новороссии, Крыма и части Кавказа). Не случайно украинские националисты еще до Майдана 2013 года неоднократно пытались уничтожить памятник императрице в Одессе. Монумент, посвященный русской царице, – слишком неприятное напоминание о той прогрессивной роли, которую сыграла Россия в освоении Причерноморья. Не только Одесса, но и множество других русских городов – например, Симферополь, Севастополь, Тирасполь, Григориополь – обязаны своим появлением Екатерине Великой. В общей сложности «матушка императрица» построила около 144 городов. Поражают и другие цифры. Историк Василий Ключевский писал: «Армия со 162 тыс. человек усилена до 312 тыс., флот, в 1757 г. состоявший из 21 линейного корабля и 6 фрегатов, в 1790 г. считал в своём составе 67 линейных кораблей и 40 фрегатов и 300 гребных судов, сумма государственных доходов с 16 млн руб. поднялась до 69 млн, то есть увеличилась более чем вчетверо». Население Российской Империи при Екатерине возросло с 23,2 до 37,4 миллионов, по численности населения Россия стала самой крупной европейской страной (на неё приходилось 20 % населения Европы).

Целеустремленная, энергичная императрица так сформулировала задачи, стоящие перед просвещенным монархом:

1. Нужно просвещать нацию, которой должно управлять.

2. Нужно ввести добрый порядок в государстве, поддерживать общество и заставить его соблюдать законы.

3. Нужно учредить в государстве хорошую и точную полицию.

4. Нужно способствовать расцвету государства и сделать его изобильным.

5. Нужно сделать государство грозным в самом себе и внушающим уважение соседям.

Нельзя сказать, что реализовать все эти принципы Екатерине удалось. Но многое из задуманного совершилось. При этом существенной ломки старых порядков при Екатерине не было. Политика императрицы характеризовалась в основном сохранением и развитием тенденций, заложенных её предшественниками.

Не только в политическом, но и в культурном отношении Россия окончательно вошла в число великих европейских держав, чему немало способствовала сама императрица, увлекавшаяся литературной деятельностью, собиравшая шедевры живописи и состоявшая в переписке с умнейшими людьми Европы.

Екатерининская эпоха ознаменовалась максимальным закрепощением крестьян и всесторонним расширением привилегий дворянства. Как ни было ужасно крепостное право, в XVIII веке оно себя оправдывало как важный социальный институт: своим трудом крестьяне кормили дворян, а те, в свою очередь, служили на военной и гражданской службе, являясь опорой государства. Екатерина завершила начатый ее мужем Петром III процесс «раскрепощения» дворян, сняв с них обязанность служить офицерами или чиновниками. Одним из результатов такого освобождения стал расцвет русской культуры: именно дворянские усадьбы и особняки стали центрами культуры, очагами просвещения. Именно освобожденное дворянство сформировало систему ценностей и стиль поведения, который впоследствии будут восприняты нарождающимся слоем разночинной русской интеллигенции.

Петр и Екатерина… Рассуждение о времени их правления неизбежно заставляет задуматься о роли личности в русской истории. Роль эта поистине огромна. Воля, талант, патриотизм человека, поставленного у кормила власти, многое может изменить в судьбе великой страны. И наше время – не исключение.

Егор Симбирцев

RSS